Новый поворот в деле зарезанного экс-спецназовца: отец указал на убийцу

Новый поворот в деле зарезанного экс-спецназовца: отец указал на убийцу

При этом все девять подсудимых в Мособлсуде так и не признали свою вину

Летом 2019 года подмосковное Путилково потрясло убийство экс-спецназовца Никиты Белянкина – молодого человека, вступившегося за двух парней, избили и зарезали пьяные посетители местного кафе. Многие участники драки сбежали на родину в Армению. Но даже те, кого удалось задержать, не признают свою вину.

Фото: АГН «Москва»

На днях в Мособлсуде состоялось первое после длительного «пандемичного» перерыва заседание по громкому делу. Среди тех, кто оказался на скамье подсудимых, нет главного подозреваемого Оганеса Айрапетяна – мужчина утверждает, что именно он нанес роковой удар Никите.  Но сдаваться в руки правоохранителей не спешит. При этом в суде отец погибшего Алексей Белянкин четко указал на одного из подсудимых, как на убийцу своего сына. 

Напомним, вечером 1 июня 2019 года в баре «Бир Хаус» большая группа мужчин отмечала день рождения друга — Гранта Айрапетяна. Ближе к полуночи 11 участников вечеринки неожиданно решили проучить двух врачей — посетителей заведения.

От смерти одного из них спасло появление Никиты Белянкина. Экс-боец спецназа потребовал прекратить избиение, а потом достал травматический пистолет и дважды выстрелил в воздух. После этого обозленная компания переключилась на Белянкина. Два брата Айрапетяна и еще один гость праздника Сергей Ходжаян накинулись на него и начали избивать. А потом один из участников потасовки нанес Никите смертельный удар.

Не пойманный участник драки — Оганес Айрапетян — уверяет, что ножом орудовал именно он. Недавно Оганес решил сдаться властям и даже прибыл для этого в один из регионов, соседствующих с Подмосковьем, но потом, видимо, передумал. Ещё один оставшийся «в бегах» фигурант — владелец бара, где началась потасовка, Гурген Агаян. Ему вменяют 213 статью УК РФ (хулиганство) за участие в драке. На данный момент процедура экстрадиции пока невозможна, так как Армения не выдает своих граждан.

Заседание в Московском областном суде началось с яростных криков подсудимых (всего их девять, в том числе два брата Айрапетяна), обращенных к их адвокатам.

— Говори со мной на армянском! — заявил один из подсудимых переводчику. Та в свою очередь пыталась объяснить, что она не имеет права в зале заседания говорить на иностранном языке. Шум и гам резко утихли, когда в зал зашла коллегия из трех федеральных судей.

Гособвинитель попросил вызвать на допрос потерпевшего Алексея Белянкина – отца убитого Никиты Белянкина.

— Расскажите суду, от кого вам стало известно об обстоятельствах происшествия с вашим сыном? – спросил гособвинитель.

— Мне позвонила подруга Никиты – Яна. Сказала, что Никита пытался разнять драку и его ударили ножом в области груди, он без сознания. Я был там уже через 20 минут.

— Вы в день убийства общались с Никитой?

— Да, общался, он приезжал к нам где-то в 11 часов утра, и в час мы уже уехали к другу, у него родился ребенок. После Никита поехал к своей девушке Яне. Встреча была в центре города, они поехали кататься на велосипедах. А дальше уже был звонок от Яны…

— Откуда у него пистолет? Было ли соответствующее разрешение на него?

— Разрешение было, конечно. Никита — военный человек, он носил оружие исключительно для самообороны, за исключением походов в кафе и прочих мест.

— Скажите, а вам известно кто был зачинщиком конфликта?

— Нет, всю информацию я получаю из материалов дела и из соцсетей.

— Вам известно, кто именно нанес сыну удар ножом?

— Да, известно, я ознакомился с материалами дела и видео, где достаточно четко видно, как по окончанию конфликта Никита стоял и разговаривал с одним из подсудимых и в момент, когда собирался уходить, был нанесен удар.

— Кем?

— Я фамилию не помню, но вот он, – Алексей Белянкин указал на одного из подсудимых, Сергея Ходжаяна. Его попросили встать и назвать свою фамилию. Ходжаян встал и с ухмылкой произнес свою фамилию.

— Вы после данного происшествия общались с Яной? Она рассказывала, видела ли сам конфликт? Кто кого избивал, кто нанес удар Никите? – продолжил судья.

— Да, она видела, как все произошло. Она только имен и фамилий не знает.

— Скажите, а перед вами кто-то из подсудимых извинился? – продолжил допрос адвокат Белянкина

— Никто не пытался даже. Единственное, кто извинился, это наш знакомый армянин, его зовут Армен. Он позвонил нам, принес извинения за представителей его национальности и соболезнования.

— Скажите, а вы сказали, что сын ваш воевал? У него награды были?

— Да, у него награды от Министерства обороны. За доблесть и за храбрость.

— Вопросы от адвокатов подсудимых не заставили себя ждать. Большинство из них перед решили все-таки выразить свои соболезнования Алексею.

— Скажите, пожалуйста, употреблял ли Никита алкогольные напитки, когда находился с вами в тот день? – спросил адвокат одного из подсудимых

— Бокал пива выпил. В два часа дня, — ответил Алексей.

Адвокат Гранта Айрапетяна – Карен Нерсисян — спросил, где учился Никита, когда пошел в армию и где воевал.

— Ваш сын участвовал на операциях на Донбассе?

Нерсисяна сразу прервал судья:

— Уважаемый защитник, вы с какой целью интересуетесь, в каких точках участвовал потерпевший? Это к нашему делу как относится? Задавайте вопросы по существу.

— Не относится к нашему делу то, что его сын воевал на Донбассе? – прервал судью возмущенный адвокат.

Судья делает ему второе замечание.

— Как относился ваш сын к лицам кавказской национальности? – продолжил свой допрос Карен Нерсисян

— Он дружил с армянином. У нас в подъезде жили армяне, у него были прекрасные отношения с ними. Да и в бригаде у него были люди разных национальностей. Все отзываются о Никите как о прекрасном человеке, — рассказал Алексей.

Все остальные вопросы Нерсисяна о том, проживал ли Никита с Яной, какой марки была его машина, стаж вождения судьей были сняты.

Далее решил задать вопрос другой представитель одного из подсудимых.

— Скажите, пожалуйста, вас не удивляет такое большое количество обвиняемых… — адвокат не успел закончить, как его прервал судья с теми же требованиями, что и к Нерсисяну — задавать вопрос по существу.

Далее один из адвокатов выступил с ходатайством об оглашении материалов дела о времени, когда Никита уехал от отца, и о том, сколько он алкогольных напитков употребил. Но судьи его отклонили, поскольку никаких противоречий не было и это не имело значений для дела.

После заседания «МК» побеседовал с отцом погибшего, Алексеем Белянкиным.

— Как вы сейчас себя чувствуете, как справляетесь с горем?

— Сейчас уже лучше, но будет всегда трудно, никак нельзя полностью оправиться от смерти сына. У меня еще младший сын есть, вот мы с женой держимся, не опускаем руки ради него.

— С Яной часто общаетесь?

— Она под государственной защитой. Мы ее видим очень редко, за все это время видели ее 2-3 раза. Для нее это трагедия. Хорошо, если она со временем оправится от этого, забудет, но вообще такое невозможно забыть никогда.

— Каким был Никита? Всегда выступал за справедливость?

— Это у него было в крови. Когда что-то происходило рядом, что, по его мнению, было неправильным, всегда заступался. Когда он учился в кадетском корпусе, в классе десятом, 1-го января утром поехал к друзьям, вышел на улицу, никого нет, а в крайнем подъезде один из студентов пытался девушку изнасиловать, ее тащили в подъезд… И тут вышел Никита, по сути, пацан еще… он скрутил насильника, задержал его, вызвал полицию. Когда вернулся домой, рассказал, потом заходил участковый домой поблагодарил. Однажды с сыном ехал на машине и увидел, что на дороге избивали двух мужчин. Он говорит: «Стой!» Я бы проехал мимо, но Никита попросил остановиться и сказал, что надо их разнять. Ну, мы дорогу перебежали, всех разняли и уехали. Вот таким человеком был Никита. И в тот вечер тоже не прошел мимо.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *