Семь ошибок министра Колокольцева и его сотрудников

Семь ошибок министра Колокольцева и его сотрудников

Семь ошибок министра Колокольцева и его сотрудников

На фото: управляющий партнер Criminal Defense Firm Алексей Новиков (Фото:
Criminal Defense Firm)

Министр внутренних дел России Владимир Колокольцев 16 ноября в своем выступлении на правительственном часе в Совете Федерации коснулся ситуации вокруг некоего потребительского кооператива, в котором нами узнан ПК «Бест Вей», доверитель нашего адвокатского бюро.

Вот цитата (по официальному тексту выступления на сайте МВД России): «В текущем году задокументирована деятельность преступного сообщества. Злоумышленники предлагали якобы улучшить жилищные условия и получить доход от инвестиций. Пять участников, включая организаторов, объявлены в розыск, четверо заключены под стражу. Для возмещения ущерба наложен арест на денежные средства и имущество стоимостью 5 млрд рублей, а также две с половиной тысячи квартир в десятках субъектов».

Вышедший в тот же день материал на портале «МВД-МЕДИА» добавляет деталей: оказывается, «злоумышленники позиционировали себя как финансово-консалтинговый проект». «Для своих махинаций с целью привлечения денежных средств клиентов они использовали подконтрольные организации»: это, по информации «МВД-МЕДИА», потребительский кооператив с сетью офисов, а также частное учреждение дополнительного профессионального образования, несколько обществ с ограниченной ответственностью и иностранная компания.

Кроме того, «соучастники заключали с гражданами договоры о членстве в потребительском кооперативе и паенакоплении с договором до 30% годовых. Когда на счете накапливалась определенная сумма, пайщика ставили в очередь на приобретение жилья, — сообщает „МВД-МЕДИА“. — На самом деле инвестиционная деятельность не велась, а квартиры первым очередникам доставались за счет вложений следующих пайщиков».

А пресс-релиз МВД России раскрывает новые подробности: речь, оказывается, идет о «межрегиональной финансовой пирамиде, действовавшей под вывеской потребительского кооператива». И далее: «Масштабная афера была пресечена сотрудниками ГУЭБиПК МВД России во взаимодействии со следователями и оперативниками ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области».

Прежде всего о самом факте высказываний о нашем деле на столь высоком уровне.

Во-первых, неудивительно, что министр в своем выступлении на парламентском часе заговорил о кооперативе «Бест Вей»: вопрос по ситуации с ПК «Бест Вей», насколько мне известно, ему пытались задать депутаты во время парламентского часа в Государственной думе в октябре с. г. Тогда это сделать не удалось. Министр и его сотрудники, возможно, решили предвосхитить соответствующие вопросы от сенаторов, среди которых также есть стремящиеся объективно разобраться в ситуации с кооперативом.

Во-вторых, это далеко не первое комментирование дела руководством МВД России: дело ранее активно комментировала помощник министра внутренних дел Ирина Волк, его регулярно освещает пресс-служба МВД.

В-третьих, нам было понятно изначально, что «дело ПК „Бест Вей“» — дело высокого уровня, возникшее в рамках кампании ГУЭБиПК МВД России против «финансовых структур, обманывающих граждан». «Бест Вей» — известный кооператив, большие масштабы деятельности. И при этом сфера, не регулируемая ЦБ. Кооператив хорошо укладывался в прокрустово ложе, устроенное полицейскими органами экономической безопасности для финансового ретейла в областях, не подлежащих по закону прямому регулированию ЦБ. Но стал активно сопротивляться уготованной ему судьбе, что, судя по всему, оказалось неожиданностью для полиции и следователей.

В-четвертых, в этом «высоком» комментировании дела «Бест Вей», возможно, имеются утилитарные цели: предстоит несколько судов по продлению арестов четырем гражданам, находящимся в СИЗО (кстати, только трое из них хоть как-то связаны с кооперативом — выполняли технические функции), а также по снятию арестов со счетов и квартир. Замечу, очередных наших апелляций: дважды мы выигрывали апелляции по снятию арестов со счетов и один раз — по снятию арестов с квартир, выигрывали и другие суды, что, учитывая не являющийся большим секретом для сограждан обвинительный уклон наших судов по уголовным и административным делам, весьма серьезное достижение.

Возможно, сотрудники министра, готовившие текст, стремятся — скажу без обиняков — надавить на суды авторитетом федерального министра, постоянного члена Совета безопасности России. Тем более что в последнее время мы увидели признаки эскалации уголовного дела.

Теперь — к сомнительным утверждениям из приведенных официальных сообщений МВД: пойдем от простого к сложному.

1. «Арестованы средства на 5 млрд рублей и более 2500 квартир». К сожалению, составители рапорта, сведения из которого включены в доклад министра, неточны в цифрах. На самом деле на данный момент арестованы денежные средства и недвижимость на общую сумму более 15 млрд рублей: 3,8 млрд рублей на счетах кооператива и более чем 12 млрд рублей недвижимого имущества, причем как принадлежащего кооперативу, так и перешедшего в собственность пайщиков и даже уже проданного третьим лицам.

За последние полгода нам не единожды удавалось с помощью апелляций снимать арест, но следствие без участия представителей кооператива добивалось ареста снова. При этом, по нашему мнению, руководитель следственной группы умышленно не информировал суд о том, что ранее решение по аналогичным основаниям было отменено.

2. «Соучастники заключали с гражданами договоры о членстве в потребительском кооперативе и паенакоплении с доходом до 30% годовых». Это — не так. Достаточно открыть абсолютно любой договор паенакопления пайщика кооператива «Бест Вей» — таких договоров более 20 тыс., чтобы увидеть, что ни один из них не предполагает получение дохода от вложений. Договоры паенакопления в кооперативе содержат два показателя: общую стоимость квартиры, приобретаемой в интересах пайщика, и сумму первоначального взноса за квартиру (35 или 50% от стоимости квартиры), после достижения которой пайщик ставится в очередь на приобретение квартиры.

3. «Злоумышленники предлагали якобы улучшить жилищные условия и получить доход от инвестиций». Кооператив «Бест Вей» за более чем восемь лет работы не якобы улучшил, а реально улучшил жилищные условия для более чем 2500 семей: он приобрел для пайщиков более 2500 квартир практически во всех регионах страны, из них более 250 квартир перешли в собственность пайщиков. Кооператив приобретал в среднем не менее одной квартиры в день, включая выходные и праздничные дни. ПК «Бест Вей» работает на основании Закона о потребительской кооперации и устава. Он предлагает только покупку недвижимости, подобранной самим пайщиком и согласованной кооперативом, после юридической проверки и независимой оценки. Никаких инвестиционных программ в кооперативе нет и не может быть в соответствии с уставом, согласно которому кооператив не имеет права делать вклады и привлекать кредиты.

4. «Злоумышленники позиционировали себя как финансово-консалтинговый проект». Кооператив никогда не позиционировал себя как финансово-консалтинговый проект. У одного из бывших учредителей кооператива есть инвестиционный и образовательный проекты, которые следствие пытается представить аффилированными с кооперативом, с чем защита категорически не согласна: между этими юридическими лицами не было финансовой и организационной взаимозависимости.

У многих пайщиков кооператива, в том числе и у некоторых членов Совета кооператива, есть собственные бизнесы. Их тоже нужно объявить аффилированными с кооперативом? Абсурд. Кооператив — объединение пайщиков, все пайщики — в равной степени «владельцы» кооператива. Кооператив принимает решения на общих собраниях пайщиков, между которыми действует избранный ими коллегиальный орган управления — Совет кооператива. Кстати, он целиком переизбран весной этого года: в него входят пайщики, ранее не работавшие в органах управления кооперативом.

В нынешней кризисной ситуации пайщики в большинстве своем активно поддерживают кооператив. На каждое судебное заседание в судах Санкт-Петербурга — по месту регистрации кооператива — приходят десятки пайщиков — приезжают даже из других городов. Подано 124 жалобы пайщиков на незаконные действия органов следствия; поступило более 100 жалоб пайщиков на арест их квартир. Поданы также сотни коллективных и тысячи индивидуальных обращений пайщиков в органы власти.

5−6. «Финансовая пирамида, действовавшая под вывеской потребительского кооператива»; «Квартиры первым очередникам доставались за счет вложений следующих пайщиков». Схема работы кооператива предельно проста. Пайщик, вступая в кооператив, вносит первоначальный паевой взнос 35−50% от стоимости квартиры, встает в очередь на приобретение квартиры, и, когда его живая очередь подходит, ему приобретается квартира — под 0%.

В течение не более чем 10 лет он погашает паевые средства, предоставленные кооперативом (многие погашали за более короткий срок), и квартира переходит из собственности кооператива в его собственность. Причем паевые средства по договору с кооперативом подлежат возврату в полном объеме, если пайщик принимает решение выйти из кооператива. Текущая деятельность кооператива финансируется из членских взносов — безвозвратных.

Покупка недвижимого имущества в кооперативе — это покупка в складчину. То есть несколько участников кооператива собираются и приобретают квартиру сначала одному пайщику, потом — второму, третьему и т. д. за счет как своих паевых взносов, так и возвратных платежей тех, кому квартира была приобретена ранее. Таким образом, средства на покупку недвижимости формируются в паевом фонде из первоначальных паевых взносов пайщиков, которые встают в очередь для приобретения недвижимости, а также из возвратных платежей пайщиков, которым ранее приобретена квартира. Таким образом, утверждение, что квартиры приобретаются за счет новых членов кооператива, ложное: как раз в большей мере они приобретаются за счет «старых» пайщиков, тем более что немало пайщиков стремится с помощью кооператива приобрести второй и даже третий объект недвижимости.

В начале 2022 года, когда над кооперативом стали сгущаться тучи, резко сократился приток новых пайщиков (а затем Совет кооператива принял решение прекратить прием новых пайщиков до прояснения ситуации), приток паевых средств даже увеличился — за счет того, что многие «старые» пайщики нашли возможность досрочно погасить долг перед кооперативом и выкупить квартиру. Позднее появились заявления на возврат паевых средств — сейчас таких заявлений чуть более 1000.

С возвратом также нет проблем, и в периоды, когда нам удается разблокировать счета кооператива, происходит возврат паевых средств. Именно следствие блокирует возврат средств пайщикам за счет полного запрета выплаты средств по счетам.

Но даже выход всех пайщиков из кооператива не приведет к его банкротству, так как ситуация, когда у кооператива нет средств профинансировать возврат пайщику его паевых средств, практически невозможна: возврат в конечном счете можно профинансировать за счет продажи приобретенной для него квартиры, учитывая, что ее ликвидность была проверена кооперативом при покупке.

7. «Для своих махинаций с целью привлечения денежных средств клиентов они использовали подконтрольные организации» — как потребительский кооператив, так и другие. Следствие постоянно пытается представить кооператив как некий инструмент для зарабатывания денег на каких-то других видах деятельности, а более 20 тыс. пайщиков кооператива — людьми, чья воля контролировалась некоей группой в своих интересах.

На мой взгляд, можно опираться только на оценку работы юридического лица с точки зрения Закона о потребительской кооперации и устава юридического лица. Не соблюдались требования этих документов — не покупались квартиры? Паевые средства тратились на что-то иное, а не на квартиры? Не соблюдались договоры с пайщиками, и им не возвращались паевые средства по их заявлению (до ареста счетов)? Нарушалась коллегиальность управления, определенная уставом? Доказательств этому нет.

Вместо доказательств нарушения устава и Закона о потребительской кооперации мы читаем в документах следствия мистические теории о тайном правительстве, которое управляло кооперативом, манипулировало его органами управления и всеми пайщиками, чтобы присвоить доходы. При этом Закон о потребительской кооперации и уставные цели не нарушены, деньги/активы на месте.

Что до использования кооператива в интересах группы лиц, это как раз следствие пытается использовать кооператив для погашения некоей задолженности перед потерпевшими (которых оно, кстати, так и не представило в суде) по инвестиционным договорам в другом юридическом лице. Хотя у этой инвесткомпании есть собственные активы, есть активы и у ее учредителей, причем речь идет об активах в России.

Мое мнение и мнение многих моих коллег-адвокатов из разных городов России, участвующих в защите кооператива: ПК «Бест Вей» — жертва кампании против неконтролируемого ЦБ России финансового ретейла. Доказательств нет, потерпевшие вроде бы есть, но они никогда не приходят в суд, чтобы рассказать об ущербе, который им якобы нанес кооператив.

Явное федеральное кураторство дела, формально ведущегося на уровне Санкт-Петербургского управления, — одна из причин, почему мы настаиваем, чтобы дело было передано из ГСУ ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в Следственный департамент МВД России: как минимум серьезно улучшится коммуникация с другой процессуальной стороной.

Каждый раз в судах следователи и прокуроры выглядят очень неубедительно, и это дело пытаются протолкнуть с помощью административного ресурса, очередной попыткой использования которого, с моей точки зрения, и стало выступление министра внутренних дел, растиражированное как ведомственными медиа, так и «придворными» СМИ МВД. Тем более что следствию приходится трудно: несмотря на обвинительный уклон, характерный для нашей судебной системы, количество судов, которое выиграно кооперативом и его пайщиками, приближается к десяти.

Мне представляется, что небезуспешная борьба кооператива в судах, продолжающаяся уже почти девять месяцев, дает надежду на правосудие как в отношении кооператива, так и в отношении других предпринимательских структур.

Алексей НОВИКОВ,

управляющий партнер адвокатского бюро CriminalDefenseFirm

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *