На премьеру фильма о Вере Глаголевой приехали три ее дочери

На премьеру фильма о Вере Глаголевой приехали три ее дочери

Близкие собрались на вечере памяти «народной артистки нашей жизни»

31 января Вера Глаголева отметила бы 65-летие, но ее не стало в августе 2017 года. В Доме кино прошел ее юбилейный вечер, в подготовке которого участвовали Гильдия актеров кино и дочери Веры — Анна и Мария Нахапетовы, Анастасия Шубская.

Дочери Веры Глаголевой — Мария Нахапетова, Анастасия Шубская, Анна Нахапетова.

Фото: Светлана Хохрякова

Какие же они прекрасные — красивые, дружные, приветливые. Пришли внуки Веры, ее муж Кирилл Шубский, актер Александр Балуев, Анна Терехова, мама которой — Маргарита Терехова — снималась в дебютной картине Глаголевой «Сломанный свет». Он снят был в 1990-м, тогда же участвовал в нескольких фестивалях, но до зрителя не дошел из-за проблем с продюсером. Только спустя десять лет случайно оказался у Веры. Даже те, кто его когда-то критиковал, признали, что теперь это уникальный документ времени — вернее, безвременья, когда сотни творческих людей оказались никому не нужны. Сергей Курехин, Андрей Соколов, Светлана Смирнова, Сергей Бехтерев и Виктор Сухоруков, сама Вера в главной роли вместе с давно уехавшим в Канаду Григорием Гладием — все они такие молодые на экране. В фойе дочери Веры Глаголевой организовали выставку фотографий разных лет — в жизни и на площадке.

Анна Нахапетова рассказывает: «Мы пришли все вместе, чтобы поблагодарить зрителей за любовь к нашей маме, за память о ней. Место нашей встречи не случайно: именно в Доме кино мама часто бывала. Здесь проходили ее премьеры, здесь мы прощались с ней. Умирая, человек не исчезает бесследно. Все, что он любил, к чему прикасался, становится продолжением его жизни. Душа там, где ей было хорошо на земле. Мы сегодня чувствуем как никогда, что мама рядом с нами».

Фото: Лилия Шарловская

В тот же вечер состоялась премьера документального фильма «Вера Глаголева. Несломленный свет», снятого к юбилею Егором Пузановым, работавшим с ней режиссером монтажа. Картина создавалась на студии Натальи Ивановой — подруги и продюсера Веры Глаголевой.

«Мы с Верой сделали четыре картины, — вспоминает Наталья. — Все фильмы, которые она делала, были о разных женских судьбах. Они ей удавались, потому что она была очень тонким и чувствительным человеком. Я очень скучаю по Вере. Она была оригинальной, своеобразной, неповторимой, созвучной времени, поэтому часто и играла современниц. Ночью я смотрела наш фильм «Не чужие». Сразу нахлынули воспоминания. До пяти утра не могла успокоиться. Когда мы снимали документальный фильм, то главной задачей было сделать так, чтобы в нем было как можно больше Веры, чтобы мы на нее насмотрелись, наговорились с ней. Я очень благодарна за участие в картине дочкам Веры, ее мужу Кириллу, Саше Балуеву, который стал ее талисманом».

Продюсер и подруга Веры Глаголевой Наталья Иванова.

Фото: Светлана Хохрякова

В документальном фильме Родион Нахапетов, открывший Веру Глаголеву как актрису, ставший ее мужем, отцом двух ее дочерей, вспоминает, как впервые увидел, а потом подобно Пигмалиону ваял свою Галатею. На «Рабе любви» Михалкова, где он снимался, они с Верой и расписались. Теперь он говорит о расставании: «Не все складывалось так, как мы хотели».

Кирилл Шубский впервые обратил внимание на свою будущую жену в картине «Выйти замуж за капитана» Виталия Мельникова, а познакомились они в Одессе, на фестивале «Золотой Дюк». «Девочка Лето» — так назвал Веру фотограф Валерий Плотников. А Александр Балуев перед показом рассказал нам, каким она была удивительным человеком прежде всего, а в кино ее уникальность в том, что ничего не играла, а словно входила на экран из жизни. Он назвал ее «народной артисткой нашей жизни».

Вера Глаголева жила в последние годы так, словно никакой болезни у нее не было. Только-только прошла свадьба ее младшей дочери Анастасии Шубской и знаменитого хоккеиста Александра Овечкина, где Вера так зажигательно танцевала. Но болезнь прогрессировала, финал был близок.

Никто толком не знал, где Вера находилась, где лечилась. Говорили, что в Германии, но там чуть раньше умер от онкологии ее брат, а она боролась за жизнь в Италии. Весной отсняла российскую часть своей последней картины «Не чужие». Предстояла работа в Казахстане. В перерыве хотела заняться здоровьем. Но мечты о фильме «Две женщины» с Рэйфом Файнсом не покидали. После юбилейного вечера близкие вспоминали, как Вера поехала на Ивановский кинофестиваль, чтобы познакомиться с любимым актером, уговорить его сниматься. Ждала, когда Файнс освободится. А когда он нашел «окно» в плотном графике, ей надо было пройти обследование в Италии. Шубский убеждал, что жизнь важнее кино, но она думала иначе — и предпочла снимать. Попросила коллегу Николая Лебедева закончить «Двух женщин», если вдруг с ней что-то случится, а он даже не понял, почему она заговорила об этом. Для многих ее болезнь была тайной. Вера называла себя птицей Феникс, потому что умела восстать как из пепла. После съемок «Двух женщин» ей стало гораздо лучше.

Одна из фотографий, представленных на выставке: Вера Глаголева и Рейф Файнс.

Фото: Светлана Хохрякова

Когда они отправились с мужем в Италию, где должна была собраться вся их семья, Вере стало плохо. Анастасия Шубская с Александром Овечкиным подъехали к дому и удивились, что ворота распахнуты. В это время там уже стояла карета «скорой помощи». Итальянские врачи, которые никого не допускают в больницу к пациентам, тут отступили — позволили дочкам присутствовать в палате, но строго по одной. Так они и сменяли друг друга, как стойкие солдатики.

Когда их мамы не стало, придумали ей памятник, напоминавший ее любимую оранжерею, построенную для съемок «Двух женщин». Эту белоснежную конструкцию и возвели на Троекуровском кладбище. В ней нашлось место и креслу — такому же, в каком сидел Файнс.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *