На Кузнецком Мосту показали феномен «московской школы» декоративных искусств

На Кузнецком Мосту показали феномен «московской школы» декоративных искусств

Непохожих связали канатами

В декоративном искусстве случилась тихая революция. Оно больше не на вторых ролях — после живописи: сейчас в музейной среде настоящий бум на выставки «предметного» искусства. Одна из них проходит в зале Московского союза художников на Кузнецком Мосту — секция декоративного искусства представляет своих авторов. По этому групповому отчетному проекту можно судить о московской школе. В чем ее феномен, узнал «МК».

Фото: Мария Москвичева

В историческом зале на Кузнецком Мосту кружится голова от «Единства непохожих». На выставке с таким названием представлено более 200 художников секции декоративного искусства МСХ — все они и правда очень разные. У каждого свой стиль, техника, секреты мастерства — своя визуальность. Плотная развеска, разбавленная манекенами в костюмах дизайнеров, помогает окунуться в океан непохожести московского декоративного искусства. Батики и гобелены, керамика и ювелирка, наконец, модельное конструирование. Дизайнерские наряды, кстати, расставлены по кругу на территории всей экспозиции, и ими больше всего интересуются зрители. Костюмы показываются на фоне кривых зеркал, и гости делают оригинальные селфи с ними. Вот, например, работы Нины Пуляхиной, навеянные супрематизмом. Она конструирует платья из кругов и квадратов, элегантно воплощая в жизнь идеи Малевича и Лисицкого. Кстати, у Пуляхиной есть серия по мотивам Малевича, некоторые наряды из нее не так давно показывались в Пушкинском.

Фото: Мария Москвичева

Особым местом стала лаунж-зона в тени летающих платьев, созданных Ириной Барягиной. Несколько дам третьего возраста устроились парящими тканями на пуфиках — спят и видят «Сны Маргариты». Именно так называется инсталляция, куда, помимо авторского текстиля, вошли сюжетные керамические миниатюры. Выставка очень контрастна: фантастические растения из керамики Виктора Решетникова в центре зала спорят с традиционными сюжетами и техниками. И все это московская школа — во всем своем многообразии.

Фото: Мария Москвичева

Объединяющим решением в проекте становится инсталляция Алексея Зинчука из тонких синих канатов, которые проходят над головами зрителей. Эти линии-направляющие словно продолжают нотный стан, изображенный на гобелене у входа на выставку, — он посвящен Бетховену. Под потолком точки, из которых тянутся канаты над головами зрителей и складываются в аббревиатуры МСХ с одной стороны и ДПИ с другой. Такие же нити использованы для подвески керамических тарелок в одной части выставки, и авторских тканей — в противоположной. Это своего рода узы, связывающие представителей декоративного искусства из Москвы. «У нас дружное сообщество», — говорит куратор выставки Татьяна Шихирева.

Фото: Мария Москвичева

— Чем московская школа отличается от других, в чем ее непохожесть?

— Действительно, московская школа самобытна. У нас много реализма и мало абстракционизма. При этом каждый автор ищет развитие в своей технике. Самые популярные жанры — керамика, гобелен, батик, роспись по шелку, моделирование одежды. Кстати, только Москва продолжает делать реалистичные гобелены. А еще у нас прекрасные мастера, занимающиеся лаковой миниатюрой.

Фото: Мария Москвичева

— Какие тенденции в среде? Говорят, что декоративное искусство больше не прикладное. Вот и профильный музей на Делегатской убрал из названия это слово и стал Музеем декоративного искусства… Вы за такие перемены?

— Мы тоже презираем слово «прикладные», как будто мы к чему-то прикладываемся. Декоративное искусство совершенно самостоятельно. Плохо, что долгое время оно воспринималось как какое-то дополнение к якобы более важным направлениям. Декоративный язык не менее сложный и интересный, чем живописный. И предметам проще найти место в повседневной жизни человека, декоративное ближе к народу. Для нас эта выставка — этапная. Три года не было показа участников нашей секции, пандемия тоже повлияла на планы, и вот наконец мы собирались вместе в одном месте, чтобы посмотреть друга на друга.

Фото: Мария Москвичева

Надо сказать, что многие работы были созданы в дни карантина. Например, керамист Наталья Хлебцевич сделала серию ваз, в роспись которой «вклеены» фотографии — пейзаж реальный продолжает рисованная фантазия автора. Другой художник, Марина Нечепорук, пользуется похожим приемом, только в мини-гобелене: фотографии природы продолжаются в плетении. Московская школа при всей своей непохожести едина в своей тяге к созерцательности.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *