Эрмитаж попытался объяснить проблему с яйцами Фаберже

Эрмитаж попытался объяснить проблему с яйцами Фаберже

«Неочевидные» артефакты проверят в лаборатории

Второй месяц в музейных кругах обсуждают выставку Карла Фаберже в Государственном Эрмитаже «Фаберже – ювелир императорского двора». И не из-за великолепия экспозиции, а потому, что ряд экспонатов назвали «сомнительными». Сегодня Эрмитаж провел в онлайне эфир на эту тему с участием Михаила Пиотровского.

Фото: hermitagemuseum.org.

История закрутилась в январе, когда лондонский коллекционер Андрей Ружников разослал свое открытое письмо Михаилу Пиотровскому по редакциям СМИ. Он назвал некоторые вещи, представленные в Эрмитаже, «вульгарным новоделом» и «откровенными подделками». Дилер настаивал, что ряд вещей для императорской семьи именитый ювелир делал в единственном экземпляре, но Эрмитаж выставляет не известные подтвержденные вещи, а какие-то другие. Дискуссии идут вокруг «Курочки» и «Юбилейного свадебного» яйца – которого якобы просто не могло быть, потому что в период Русско-японской войны императорской чете не дарили яиц Фаберже, а это датировано 1904 годом.

Михаил Пиотровский ранее отказывался от комментариев, музей ссылался на то, что к выставке приурочены мероприятия, где руководство и расскажет о таинственных яйцах. После того, как вышло несколько материалов в СМИ, Эрмитаж сам анонсировал тематический эфир – публичный доклад Игоря Малкиеля – заведующего лабораторией научной реставрации драгоценных и археологических металлов музея.

Вступительное слово должен был сказать Пиотровский, но у директора оказалась не настроена камера в приложении.

— Всё, к черту… — Бросил Пиотровский после попыток разобраться с камерой. Но через какое-то время у него все же получилось подключиться с видео.

Заведующий лабораторией рассказывал о её мощностях – какие у Эрмитажа есть микроскопы, инструменты исследования, как удаётся установить подлинность вещей. С «вновь выявленным» Фаберже тоже будут работать здесь. Не понятно правда, почему музей не мог сначала проверить экспонаты, а потом отправлять их на выставку. Наконец, директор наладил видео и звук и впервые выступил по теме.

«Это все часть нашего комплекса исследований вокруг выставки Фаберже, — сказал Пиотровский. — Сейчас лаборатории поручено исследовать историю тех вещей из новых коллекций Фаберже, разрешение владельца на это получено. У нас проходит комплекс мероприятий, был доклад Александра Иванова в связи с новыми появившиеся вещами, все документы по этому поводу у нас есть.

Всякая новая вещь всегда вызывает вопросы. Документы, технологии и искусствоведческий анализ важны в контексте. Эрмитаж – это контекст, рядом с эрмитажными вещами можно больше понять про новые, появившиеся. В середине марта у нас пройдёт традиционная конференция, один день на которой будет полностью посвящён Фаберже. И я бы сказал, что мероприятия к выставке проходят с хэштегами «Музей – не магазин», «Выставка – не предпродажная презентация».

Затронул директор и острую тему пасхального яйца военного времени. «Делали или не делали во время Русско-японской войны пасхальные яйца? Получается, что все-таки, видимо делали. Мы сейчас живём в век тиражирования, но оно ведь не ново. Всем известно, что из вещей Фаберже многие повторялись, тиражировались. Например, знаменитая «Курочка» – всем известно, что она изначально была в нескольких вариантах. Да, есть повторения – и поздние, и совсем поздние».

Пиотровский говорит обтекаемо, а экспонаты с выставки называет «новыми», «появившимися» вещами. Последуем совету директора и обратим внимание на контекст.

Во-первых, на выставке странным образом нет вещей из петербургского частного Музея Фаберже – одного из крупнейших в России собраний признанных работ мастера. Экспонаты приехали из Музея христианской культуры и Русского национального музея – мест, скажем так, «не очевидных». Во-вторых, упомянутый Пиотровским Александр Иванов, который делал доклад по выставке – владелец представленных там вещей (на сайте Эрмитажа его называют профессором). Он же когда-то купил на аукционе и подарил Владимиру Путину одно из яиц Фаберже. Которое президент, в свою очередь, подарил Эрмитажу. Более того, Иванов связан и с Ружниковым – но иначе. Ружников, поговаривают, как-то на аукционе не поделил работу Фаберже с Ивановым. В арт-мире аукционов и антиквариата они, очевидно, конкуренты.

В любом случае, из маститых научных сотрудников и экспертов пока никто не выступил по спорным вещам однозначно и не осторожничая.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *