Александр Коршунов поставил в теате «Сфера» пьесу Островского «Без вины виноватые»

Александр Коршунов поставил в теате «Сфера» пьесу Островского «Без вины виноватые»

К зрителям словно пришел из прошлого сам Михаил Щепкин

Главный режиссер московского драматического театра «Сфера» Александр Коршунов, известный зрителям прежде всего как актер Малого театра, поставил пьесу Островского «Без вины виноватые». Никаких новомодных ухищрений он не использовал, все сделал традиционно, даше слишком, если не считать сферичности, заложенной в саму идею этого театра. Такое ощущение, что попадаешь в заповедник прошлого.

Александр Алексеев и Евгения Казарина в спектакле «Без вины виноватые». Фото: Пресс-служба театра

Около восьми лет Александр Коршунов руководит «Сферой» и сохраняет в этих стенах дух ее основоположницы, своей матери Екатерины Еланской. В фойе зрителя встречает ее портрет, а в репертуаре до сих пор сохраняются спектакли, которые она поставила. Сама идея, которую Еланская проповедовала, заключалась в непосредственной близости актера и зрителя, отсуствии «четвертой стены». Хотя когда-то на многочисленных гастролях актеры играли и в привычном сценическом пространстве. На сцену выходили приглашенные звезды — Евгений Весник, Татьяна Доронина, Александр Калягин, Михаил Козаков, Евгения Симонова. Играли они то, что в своих театрах было недоступно. Всегда это была хорошая драматургия и проза, и теперь тот опыт воспринимается как прообраз еще отсутствовавшей тогда у нас антрепризы. Екатерина Еланская декларировала идею театра как отказ от сцены-куба, утверждала принцип «сферы общения». Александр Коршунов свято следует ее заветам. Зрители и теперь размещаются в круговом амфитеатре и чуть «свысока» наблюдают за артистами. В «Сфере» работает много учеников Александра Коршунова. Да и в прежние призывы брали сюда в основном выпускников Театрального училища им. Щепкина. Иногда традиции Малого театра в их вульгарном понимании здесь приобретают слишком явные черты. Никаких полутонов, все на полную мощность, что вступает в противоречие со спецификой небольшой сцены, предполагающей камерный разговор с публикой.

Сценическое убранство старомодно, с букетами искусственных цветов. Музыкальное решение слишком прямолинейно и не предполагает никакой изысканной партитуры. В спектакле занято много молодых артистов, которые наряду с более опытной частью труппы дают волю темпераменту, играют несоразмерно тому скромному пространству, которое им отведено. Начинается все с пролога, когда будущая богиня провинциальной сцены Кручинина еще молода, бедна, честна и неопытна, носит говорящую фамилию Отрадина. Все самое страшное, что только может быть, с ней скоро произойдет, и на смену радости жизни придут кручина и тревога. А на сцену выйдут повзрослевшие герои, которых сыграют другие артисты, как в мексиканском сериале, где выбывшего из строя актера неожиданно заменяют другим, совершенно не заботясь о том, что у него вообще иной психотип и черты лица. Зрителю просто предлагают принять на веру то, что перед ним тот же персонаж. И тут миновало 17 лет. Понятное, что герои Островского сильно изменились.

Некоторые актеры играют так, как в наше время уже непозволительно. Поэтому когда на сцене появляется Александр Алексеев в образе Нила Стратоныча Дудукина, кажется, что к нам сошел с небес сам гениальный Михаил Щепкин. Актер прост и органичен, хотя игра как таковая не отменяется. Евгения Казарина играет Кручинину вполне традиционно, в классической манере. Но ее простоты и деликатности вполне достаточно, чтобы оправдать некоторую старомодность подхода. Кручинина хороша собой, обаятельна, не рвет страсти в клочья. Есть еще актеры, позволяющие удерживать равновесие, не утопить спектакль в провинциальных страстях. Выбор Дмитрия Триумфова на роль Незнамова типажно интересен. Он абсолютно современен, ведет себя как подросток и выписан не из прошлых веков, а найден на сегодняшней улице. Не хватает только серьезного проживания роли.

Лишний раз убеждаешься в том, что Островского ничем не убить, будь то агрессивные эксперименты над классикой или затхлое прочтение. Пьеса, написанная в конце XIX века, звучит современно и свежо. Собравшаяся публика в массе своей ее не читала, и это чувствуется по реакции на некоторые реплики. А сама история воспринимается как детектив — что там будет за поворотом, и это еще как-то удерживает и не отпугивает зрителя.

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *